Фиброма носоглотки. Причины, симптомы, диагностика и лечение фибромы носоглотки

Фиброма носоглотки — это фиброзная опухоль плотной консистенции, отличающаяся значительной кровоточивостью, из-за чего получила название ангиофибромы. Эта опухоль известна еще со времен Гиппократа, который предложил так называемый трансназомедиальный подход путем раздвоения пирамиды носа для удаления этой опухоли. Французский хирург Nelaton дал ей название фиброзного полипа основания черепа, Naob — носоглоточной фибромы, Coenen — базального фиброида, Friedberg — ангиофибромы.

Местом исхода опухоли чаще всего является свод носоглотки, ее глоточно-основная фасция (базилярный тип опухоли, по А.Г.Лихачеву, 1954). Исследования последних лет XX в. показали возможность развития юношеских фибром носоглотки из крыловидно-челюстной и клиновидно-решетчатой областей.

Причины фибромы носоглотки практически неизвестна. Существующие «теории» дисэмбриогенеза и эндокринной дисфункции проблемы до конца не решили. «Эндокринная теория» основана на том факте, что опухоль развивается одновременно с развитием вторичных половых признаков и период ее развития завершается вместе с завершением периодов полового созревания. Замечено также, что при фиброме носоглотки наблюдаются нарушения секреции 17-кетостероидов и соотношения андростерона и тестостерона.

Патологическая анатомия. Фиброма носоглотки представляет собой весьма плотную опухоль, сидящую на широком основании, тесно спаянном с надкостницей. Прочность срастания с надкостницей настолько велика, что в иных случаях при удалении опухоли путем вырывания вместе с ней удаляются и фрагменты подлежащей кости. Поверхность опухоли покрыта гладкими сосочковыми образованиями бледно-розового или красноватого света в зависимости от степени васкуляризации опухоли. Плотность опухоли определяется ее фиброзной природой. Опухоль обладает ярко выраженным экстенсивным ростом, дислоцируя и разрушая все ткани и заполняя все соседние полости, находящиеся на се пути (хоаны, полость носа, орбита, клиновидной пазухи, нижние отделы носоглотки, околоносовых пазух, скуловая и височная ямки и т. п.). При распространении кпереди рис. а опухоль заполняет носовые ходы, разрушая сошник, перегородки носа, верхние и средние носовые раковины, проникая в ячейки решетчатого лабиринта, лобную и верхнечелюстную пазухи, деформирую пирамиду носа и нарушая благообразие лица. При распространении кзадн и книзу (см. рис. б) опухоль разрушает переднюю стенку клиновидной пазухи и проникает в нее, иногда достигая гипофиза, распространяется книзу, нередко достигая мягкого неба и ротоглотки.

Схематическое изображение фибромы носоглотки, распространяющейся в полости носа и глотки (а) и в область клиновидной пазухи, турецкого седла и глотки (б).

Таким образом, вследствие экстенсивного роста и разрушающего действия на окружающие органы и ткани фиброма носоглотки в клиническом отношении может быть отнесено к «злокачественны», однако метастазов она не дает и гистологически относится к доброкачественным опухолям. Морфологически она состоит из различной выраженности сосудистых сплетений и соединительнотканной стромы, состоящей из коллагеновых волокон и фибробластов. Опухоль покрыта эпителием, который в области носоглотки носит характер однослойного плоского, а в полости носа — цилиндрического реснитчатого эпителия — факт, объяснимый тем, что опухоль возникает в зоне перехода плоского эпителия в цилиндрический. Сосудистое наполнение опухоли, особенно венозными сплетениями, очень велико. Вены путем резорбции их стенок сливаются между собой, образуя целые «озера» крови с очень непрочными «берегами», травматизация которых (например, при чиханье) или спонтанно вызывают профузные, с трудом останавливаемые носовые и глоточные кровотечения. При обратном развитии опухоли в эндотелии сосудов возникают явления некробиоза, гиалинизации, а в строме — явления воспалительного характера. В итоге нежизнеспособные ткани опухоли подвергаются резорбции, опухоль резко сокращается и замещается рубцовой тканью.

Симптомы фибромы носоглотки и клиническое течение. Симптомы фибромы носоглотки развиваются медленно и подразделяются на субъективные и объективные. На начальных стадиях развития опухоли возникает постепенно нарастающее затруднение носового дыхания, иногда беспричинные головные боли и «глухие» боли в области основания носа, высокая умственная и физическая утомляемость, из-за которой дети начинают отставать в усвоении школьной программы, в физическом развитии, часто болеть простудными заболеваниями. Выделения из носа носят слизисто-гнойный характер. Появляются жалобы сначала на незначительные, затем на все усиливающиеся носовые кровотечения, из-за которых у ребенка развивается малокровие. В дальнейшем опухоль заполняет полость носа, вызывая нарастающее затруднение носового дыхания, вплоть до полного отсутствия его. У ребенка постоянно открыт рот, речь его становий гнусавой (rhinolalia operta), обтурация слуховой трубки вызывает тугоухость, одновременно происходит утрата обоняния и снижение вкусовой чувствительности. При контакте опухоли с мягким небом больные предъявляют жалобы на нарушена глотательной функции, частые поперхивание. Сдавление чувствительных нервных стволов вызывают невралгические глазные и лицевые бола.

При объективном обследовании взору врачу представляется бледный ребенок или юноша с постоянно раскрытым ртом, с синими разводами под глазами и припухлым основанием носа. В носовых ходах — слизисто-гнойные выделения, которые больной не может удалит посредством высмаркивания из-за обтурации опухолью хоан (экспираторный клапан). После удаления этих выделений при помощи отсоса, взору представляются утолщенная гиперемированная слизистой оболочки, увеличенные синюшно-красные носовые раковины. После смазывания слизистой оболочки нос адреналином и сокращения носовых раковин, в носовых ходах становится видна сама опухоль в виде малоподвижного гладкого, серовато-розового или красноватого образования, занозняющего глубокие отделы носа, сильно кровточащего при дотрагивании острым инструментом.

Нередко опухоль, заполняющая полога носа, сочетается с одним или нескольким банальными вторичными полипами носа.

При задней риноскопии типичной картины, при которой хорошо видны хоаны, сошник и даже задние концы носовых раковин, не определяется. Вместо этого в носоглотке определяется массивная синюшно-красная опухоль, полностью ее заполняющаяся и резко отличающаяся по своему виду от банальных аденоидных вегетации. При пальцевом исследовании носоглотки, которое следует проводить осторожно, чтобы не вызвать кровотечения, определяется плотная неподвижная солитарная опухоль.

Сопутствующими объективными симптомами фибромы носоглотки могут быть слезотечение, экзофтальм, расширение корня носа. При двустороннем проявлении этих признаков лицо больного приобретает своеобразный вид, получивший название в зарубежной литературе «лицо лягушки». При орофарингоскопии может выявляться выбухание мягкого неба, обусловленное наличием опухоли в средних отделах глотки.

Неудаленная опухоль разрастается до огромных размеров, заполняя все пространство пазушно-носовой системы, орбиту и, выходя за их пределы, вызывает тяжелые функциональные и косметические нарушения. Наиболее грозным осложнением является прободение опухолью решетчатой пластинки и проникновение ее в переднюю черепную ямку. Начальные признаки этого осложнения проявляются синдромом повышения внутричерепного давления (сонливость, тошнота, рвота, инкурабельная головная боль), затем присоединяются признаки ретробульбарного синдрома (выпадение полей зрения, офтальмоплегия, амавроз). Частые геморрагии и нестерпимые головные боли, рвота и неприятие пищи приводят больного к тяжелому общему состоянию, кахексии, анемии, мало чем отличающихся от состояния при наличии злокачественной опухоли. Нередко такие запущенные состояния, встречавшиеся в прежние времена в малоцивилизованных местностях и странах, осложнялись менингитом и менигоэнцефалитом, неминуемо ведущих к гибели больных.

Диагноз устанавливают в основном по клинической картине, факту возникновения фибромы носоглотки у лиц мужского пола в детском и юношеском возрасте. Распространенность опухоли устанавливают при помощи рентгенологического или МРТ, либо КТ-исследования, а также при использовании ангиографии.

Дифференциальная диагностика при фиброме носоглотки приобретает существенное значение, поскольку от ее результата зависит тактика лечения и, возможно, прогноз. Фиброму носоглотки дифференцируют от аденоидов, кист, фибромиксомы, рака и саркомы носоглотки. Основным отличительным признаком фибром является их ранняя и частая кровоточивость, чего совершенно не наблюдается при всех остальных доброкачественных опухолях данной локализации, а при злокачественных опухолях кровотечение наблюдается лишь при развитой клинической и морфологической стадии их.

Прогноз зависит от распространенности опухоли, своевременности и качества лечения. При небольших опухолях, распознанных в самом начале их возникновения, и соответствующем радикальном лечении прогноз обычно благоприятный. В запущенных случаях, когда не удается произвести радикального лечения, а частые паллиативные хирургические и иные вмешательства, как правило, завершаются рецидивами и, возможно, малигнизацией опухоли — прогноз пессимистичный. По самым обширным зарубежным статистическим данным, легальность во второй половине XX в. при хирургических вмешательствах по поводу фибром носоглотки составила 2%.

Лечение фибромы носоглотки. Многочисленные попытки применения неоперативных методов лечения (физиотерапевтических, склерозирующих, гормональных) не обеспечивали радикального излечения; единственным способом, при применении которого нередко наступало полное выздоровление, особенно в сочетании с неоперативными методами, явился хирургический. Однако применявшийся в прежние времена классический способ экстракции опухоли путем ее срывания с места прикрепления при помощи специальных щипцов пероральным доступом не оправдался из-за невозможности удаления фиброзного основания опухоли, прочно спаянного с надкостницей (отсюда — неминуемые рецидивы) и сильнейших, трудно останавливаемых интраоперационных кровотечений. Для облегчения доступа к опухоли французский ринохирург Nelaton предложил расщеплять мягкое и твердое небо. Разрабатывали и другие доступы к опухоли, например применение способа ринотомии при помощи паралатероназального разреза Мура или сублабиальной ринотомии Денкера.

Операция Денкера является предварительным хирургическим вмешательством для образования широкого доступа к внутренним патологическим образованиям пазушно-носовой системы и, в частности, к верхнечелюстной пазухи, средним и задним отделам полости носа и основанию черепа (носоглотке, клиновидной пазухи). В запущенных случаях при прорастании опухоли в скуловую область, в околоносовых пазух, орбиту или ретромаксиллярную область ее удаляют после создания предварительных доступов. По мнению А.Г.Лихачева, наиболее выгодным доступом к опухоли является трансмаксиллярный по Денкеру. Но в некоторых случаях, в зависимости от гистологических особенностей и распространенности опухоли, применение лучевой терапии ведет к задержке роста опухоли ее уменьшению и уплотнению, что способствует уменьшению интраоперационного кровотечения и облегчает хирургическое удаление ее. Такой же эффект дает инфильтрация опухоли 96% этиловым спиртом. В некоторых случаях оперативное вмешательство проводят несколько раз до завершения полового созревания, когда рецидивы прекращаются, опухоль перестает развиваться и приобретает обратное развитие.

Оперативное вмешательство предусматривает тщательную предоперационную подготовку (улучшение общего состояния организма, нормализация показателей крови, витаминизация, назначение препаратов кальция для укрепления сосудистой стенки, мероприятия по повышению гемостатических показателей). Подготовка к операции должна предусматривать возможность проведения во время нее реанимационных мероприятий, переливания крови и кровезаменителей. Оперативное вмешательство проводят под интратрахеальным наркозом. В послеоперационном периоде проводят те же мероприятия, что и в период предоперационной подготовки больного.

Неоперативные методы лечения фибромы носоглотки как самостоятельные средства не всегда дают положительный результат; их целесообразно проводить в порядке предоперационной подготовки или как попытки неоперативного излечения.

При небольших опухолях может быть применена диатермокоагуляция при эндоназальном подходе у лиц 18—20 лет с расчетом на то, что у них вскоре завершится период полового созревания и рецидива более не возникнет. В этом же возрасте диатермия может быть использована при небольших послеоперационных рецидивах.

Лучевое лечение показано в основном как протекционное, поскольку фиброматозная ткань рентгенонечувствительна, но зато происходит стабилизация роста молодых клеток, новых сосудистых сплетений, которые облигерируются, и тем самым ограничивается доступ питательных веществ к опухоли и замедляется ее рост. Обычно курс лечение протекает в течение 3—4 нед при суммарной дозе от 1500 до 3000 р.

Лечение радиоактивными элементами, введенными в опухоль, в настоящее время практически не применяется ввиду возможных вторичных осложнений (атрофия слизистой оболочки носа и носоглотки, некротизирующий этмоидит, перфорация неба и др.). В настоящее время радий и кобальт заменены радоном, который помещают в капсулы из золота. Последние имплантируют в опухоль на расстоянии 1 см друг от друга в количестве 5—6. Процедура может быть повторена через месяц; этот метод не вызывает столь серьезных осложнений, как при аппликации радия или кобальта.

Гормональная терапия. Основным гормональным средством в лечении фибром носоглотки является тестостерон, оказывающий андрогенное, противоопухолевое и анаболическое действие. Он регулирует развитие мужских половых органов и вторичных половых признаков, ускоряет половое созревание лиц мужского пола, а также выполняет ряд других важных биологических функций в развивающемся организме. Применяют его в различных лекарственных формах (капсулы, таблетки, внутримышечно и подкожно имплантаты, масляные растворы отдельных эфиров или их сочетаний). При фиброме носоглотки применяют от 25 до 50 мг/нед препарата в течение 5—6 нед. Лечение проводят под контролем за содержанием 17-кетостероидов в моче — в норме выделение 17-кетостероидов у мужчин составляет в среднем (12,83±0,8) мг/сут (от 6,6 до 23,4 мг/сут), у женщин — (10,61±0,66) мг/сут (6,4—18,02 мг/сут) и может быть повторено при нормальном содержании в моче этого экскрета. Передозировка тестостерона может привести к атрофии яичек, раннему появлению у детей вторичных половых признаков, нарушениям остеогнеза и психики, а также к увеличению содержания 17-кетостероидов в моче.

Вход в систему

Что такое OpenID?

Как проходит лечение фиброма Носовой пазухи?

Follow @mymediks